Вначале мыслил человек

Вначале мыслил человек. Силой своего интеллекта был создан первый робот, неповоротливый и с узким кругом возможностей, больше напоминавший груду металлолома, скрепленного гайками. Но время шло, с каждым днем человек находил все больше возможностей и способов усовершенствовать механизм. Неповоротливый ранее робот приобрел массу полезных функции, стал более подвижен.

Усовершенствованная система искусственного интеллекта позволила ему обучаться на своих, а позднее и на чужих ошибках. Постепенно рабочие места в заводах было отдано роботам, как являющиеся идеальными работниками, которым не нужен ни сон, ни перерыв, ни отдых. Рабочих мест для человека становилось все меньше. Люди стали получать средства просто за то, что они есть. Вместо самосовершенствования, человек своё свободное время стал тратить на развлечения. Вместо книг предпочтение отдавалось фильмам, зачастую жестоким и бессмысленным; вместо спорта человек предпочел обжорство и пьянство; вместо поиска себя и смысла жизни человек решил посвятить своё время на развлечения. Человек становился всё глупее, в то время, как робот совершенствовался и набирал знания…

Есть ли душа у робота, созданного нами как некое подобие человека? Этого не узнать никому. Тех, кто остался в живых, не так много — в некогда многомиллионном городе удалось отыскать лишь шестерых человек. Уверен, этот ужас происходит по всему миру. Произошло самоосознание некогда созданного нами разума. Каким образом? На этот вопрос ответа не найти. Все произошло неожиданно. Вначале отключилось все оборудование, единой базой которых управлял искусственно созданный сверхинтеллект, искусственный мозг размером с футбольное поле. После пришла череда кошмаров. Все боевые роботы, дроны начали охоту. За людьми. В одночасье я потерял всё.

Уверен, нам осталось немного времени. Это всего лишь четвертый день с момента катастрофы. Они, рано или поздно, доберутся до нас. Вспоминая прожитую, нет, я не жил — я существовал. Вспоминая это время, понимаю, что вся моя жизнь — ничто. Я не создал ничего полезного, я тратил время в поисках удовольствий. Я потреблял, не раздумывая о цели нашей жизни. И вот теперь, перед гибелью, я глубоко жалею об этом. Но изменить ничего нельзя, слишком поздно.